TGUY.RU

Нетрадиционная полиция

Новости / События 25.09.2013 / Автор: Люда Дзержинская, The Village

Пять сотрудников правоохранительных органов совершили камин-аут в рамках закрытой встречи Квирфеста. Мероприятие проводилось на 17-м этаже одной из высоток Петербурга, где поздним вечером собрались около сотни человек. Приглашенный гость - основатель движения "Гей-полиция" в Швеции Йоран Стантон. Он приехал специально, чтобы поделиться своим опытом работы с присутствующими. Но история шведского коллеги отошла на второй план, когда полились откровения сотрудников русской полиции. Они рассказали, как гомофобия в стране сказывается на их работе и каково это быть нетрадиционным полицейским у нас в России. 

rusrep.ru

Фото и видеосъемка на встрече была запрещена, а имена вымышленные. Люда Дзержинская из журнала The Village присутствовала на встрече и записала рассказы пятерых храбрых полицейских.

О проблемах на работе

Анна, действующий сотрудник полиции: Когда ты работаешь с людьми вместе по 15 лет, это проблема. Ты не можешь поделиться с ними своими переживаниями. Когда моя коллега приходит в слезах, потому что поссорилась с мужем, — мы её утешаем. Она попила чай и засмеялась. Я так сделать не могу. Когда ты рассказываешь, как отдыхала в отпуске с Машей, следует вопрос: а что за Маша? Подружка? А когда ты замуж выйдешь?

С этими людьми ты по 12-15 часов в день на работе, иногда они ближе, чем семья. И с ними ты не можешь посоветоваться. У меня есть ребёнок, который живёт со мной и моей партнёршей, и я не хочу проверять государство на прочность. Государство её не потеряет, а я могу. Поэтому разговоров я не завожу.

Марина, действующий сотрудник патрульно-постовой службы: Выходишь на патруль и тебе говорят: «Дайте мне сюда гея, я его буду бить палкой». Мне приходится объяснять, что этого делать не стоит. У меня есть друзья геи и все они — прекрасные люди. 

Мария, действующий сотрудник полиции: Я работаю в правоохранительных органах уже 10 лет. Никаких проблем из-за ориентации не испытываю.

Света, бывший интерн прокуратуры: Я ещё никому не рассказывала, почему мне пришлось уйти из прокуратуры. Однажды мы пришли с проверкой в отдел полиции. Ходили слухи, что в этом отделе работает мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации. И мои коллеги начали его унижать. Шуточки, сарказм. Тогда я единственная пошла против этого. Мне пришлось признаться и сказать: «Да. Так и так. Уважайте. Погоны и звания не дают прав унижать человека». Мне поставили условие — либо я увольняюсь, либо меня подставят. 

Андрей, бывший оперуполномоченный уголовного розыска: Когда я пришёл в начале 90-х в милицию, ещё существовала статья уголовного кодекса, которая наказывала за гомосексуализм. Статью отменили, но отношение к гомосексуалам в органах не изменилось. Мне приходилось постоянно скрывать, что у меня есть приятель, с которым мы живём вместе.

Особенно тяжело приходилось, когда на работе устраивали праздничные мероприятия. Все мужчины приходят с женами и подругами. А ко мне сразу вопросы: почему ты совсем женщинами не интересуешься? У моих коллег начались подозрения, и мне пришлось тяжело. Издевательств не было, но постоянные насмешки — да. Я отработал в органах почти что девять лет, но потом понял, что больше не могу. И ушёл.

Мария: Попытки шантажа со стороны руководителя, с которым мы не нашли общий язык, успехом не увенчались. А я сейчас пойду и всё всем расскажу! Ну иди. Рассказал и всё — его совсем перестали уважать.

Марина: У меня есть коллеги, которым приходиться показывать фотографии несуществующих мужей, ходить на каблуках на работе, чтобы никто, не дай бог, не подумал, что она уже десять лет живёт со своей партнёршей и у них есть ребёнок.

Андрей: При поступлении на службу я проходил психологический тест, и там действительно были косвенные вопросы о гомосексуальности. Я, как и все, конечно, соврал. После психолог подошёл ко мне и спросил, не хотел бы я пообщаться. А по какому вопросу? Ну, во-первых, потому что вы гомосексуал. Я думал, что умру на месте. Он меня заверил, что это никуда не пойдёт, что это для внутреннего распоряжения. И если я хочу, я могу прийти пообщаться. Он дал мне свой номер телефона. Больше мы с ним не встречались.

О гей-парадах

Анна: Спрашивать нас, хотим ли мы на гей-парадах участвовать в полицейской форме — все равно что предлагать людям есть пирожные, когда нет хлеба, как Мария Антуанетта.

О камин-ауте

Мария: Я позволила себе не скрываться на втором году службы. Коллеги узнали примерно на пятом. Кто общался как с человеком — те продолжили, кто видел во мне только половые признаки — перестали.

Андрей:  У меня есть приятель, который продолжает служить в полиции: он про меня знает. С остальными я перестал общаться. Если они узнают — будет отрицательная реакция. 

Мария: Среди полицейских есть и гомофобы, и терпимые. Больше тех, кому всё равно. Неужели вы ни разу не встречали врача-гомофоба? Никогда не видели продавца-гомофоба? А дворника-гомофоба?

Марина: Я шла в полицию с осознанием, что придется притворяться. Но если найду что-то более интересное — сброшу форму и уйду. Я фотограф по образованию. Может, найду работу со стабильной зарплатой. Для меня принятие себя важнее полиции.

Об анти-гей законе

Мария: Вторая часть закона о запрете пропаганды гомосексуализма и педофилии — это фактическая легализация педофилии в нашей стране. Если до вступления его в силу я имела возможность посадить любого педофила за решётку, то сейчас я не могу этого сделать. Раньше уже за переписку в интернете можно было получить уголовный срок, а теперь с хорошим адвокатом и лингвистической экспертизой педофил отделается административным штрафом. Когда принимали этот закон, мы рвали на себе волосы. Потому что мы видим этих детей, видим этих родителей и все то, что с ними потом происходит.

Оригинал на The Village

В российской версии фильма об Элтоне Джоне вырезали сцены с гей-сексом и наркотиками

В российской версии фильма об Элтоне Джоне вырезали сцены с гей-сексом и наркотиками

В русской версии байопика об Элтоне Джоне «Рокетмен» вырезали несколько сцен, в том числе с гей-сексом.

«Бок о Бок» закончился поднятием радужного флага над Москвой

«Бок о Бок» закончился поднятием радужного флага над Москвой

С 23 по 26 мая 2019 года в Москве состоялся VIII ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о Бок». Несмотря на ежедневные провокации противников мероприятия зрительский интерес к кинопоказам не ослабевал и фестиваль посетили более 1 200 зрителей.

Итоги «Евровидения - 2019»

Итоги «Евровидения - 2019»

Победителем конкурса стал Дункан Лоуренс с композицией Arcade. Второе место получила Италия, представитель от России Сергей Лазарев - третий.

Не только в России за осквернение образа Богоматери можно получить «двушечку»

Не только в России за осквернение образа Богоматери можно получить «двушечку»

В Польше арестована 51-летняя Эльжбета Подлесна, которая расклеила в общественных местах города Плоцка плакаты, изображающие Ченстоховскую икону Божией Матери с нимбом, раскрашенным в радужные цвета ЛГБТ. Женщине грозит до двух лет тюрьмы за оскорбление чувств верующих.

Антон Красовский: Я убеждён, что Николай Алексеев — провокатор

Антон Красовский: Я убеждён, что Николай Алексеев — провокатор

Новости / Интервью 14.05.2019 / Автор: echo.msk.ru

Я абсолютно убежден, что господин Алексеев находится на службе у гэбухи. И я считаю, что это всё просто заказ. Поскольку на самом деле никто не имеет право выйти на улицы, давайте мы тогда не будем говорить об ущемлении прав ЛГБТ. Это не ущемление прав ЛГБТ — это возможность Николаю Алексееву и его швейцарскому бойфренду заработать швейцарских франков на дальнейшее существование.

«Обнажение» Владимира Горохова

Social Networks

 

 

@tguyru
Red Hot 2020