TGUY.RU

Несколько вопросов о гомосексуализме. Интервью с тринадцатилетней дочерью

Новости / Интервью 01.10.2013 / Автор: Лия Киргетова, snob.ru

Лия Киргетова – писатель, поэт. Живет в Москве. Автор романов "Ничья", "L" и сборников лирической поэзии "Lilit", "Mac", "Земля-Воздух"

Небольшое интервью с дочерью Дарьей (13 лет, седьмой класс), мне было проще поговорить в форме переписки в соцсети. Ничего не изменила, пунктуацию, смайлики и семейный сленг в том числе. Очень сомневаюсь в том, надо ли и можно ли выкладывать подобное.  Удивительное дело – настолько не по себе, что целая свора внутричерепных цензоров сейчас лают на меня, вызывая мандраж. Пусть, есть как есть, правда  - она на то и правда, она дает мне чувство внутренней правоты. В браке с Дашиным папой мы прожили около семи лет. Затем Даша наблюдала за двумя моими “нетрадиционными” отношениями. 

Я: у меня к тебе несколько вопросов есть про гомосексуалов.

Даша: Ого.

Я: Есть минут двадцать? Напишешь все, что думаешь?

Даша: Есть)) Напишу.

Я: Вот смотри, ты бы предпочла, чтобы у меня была традиционная семья?

Даша: Нет. Мне нравится как сейчас, я привыкла вроде. 

Я: Тебя задевает слово “лесбиянка”? Тебя оно оскорбляет, заставляет чувствовать себя неуютно, боишься ли ты услышать его от кого-то из знакомых в мой адрес?

Даша: Нет. Да и слышу я его очень редко. Никому же не рассказываю)

Я: Вообще никто не знает из твоих одноклассников?

Даша: Оксана знает. Алина знает. А так никто)

Я: А они что-нибудь говорят по этому поводу? Ну, неужели ни разу ни о чем не спросили?

Даша: Ну, Алина расспрашивала. Но слово лесбиянка никак не задевало)

Я: А о чем расспрашивала? )))

Даша: Ну, вообще как живете. Целуетесь ли :D

Я: А ты что?

Даша: Ну, я ж никогда не видела, как вы целуетесь) Сказала, что да, наверное.

Я: Вот смотри, ты же понимаешь, что рано или поздно кто-то из твоих одноклассников прочитает, например, мою книгу какую-нибудь, или увидит сюжет по телевизору, или в инете полно информации. И весь класс будет обсуждать это. И скажет тебе во время ссоры, например. Что думаешь?

Даша: Ну и пусть обсуждают. Я ведь как то и не очень близко с ними общаюсь, чтобы волноваться. Меня не заденет. А у тех с кем близко общаюсь, у Оксаны, у Алины это шока не вызовет. Они знают. Да и есть в классе те, кто к этому нормально относятся.

Я: Ага, смотри, еще вопрос такой: про закон о "запрете пропаганды среди несовершеннолетних" ты знаешь. Тебе хотя бы раз приходила в голову мысль, глядя на меня, что и у тебя возможны такие отношения?

Даша: Приходила. Ну, она меня не пугает. Ну, если будет и ладно) Не будет тоже ладно. 

Я: Думаю, о чем бы еще спросить))) Вот если бы вдруг я вышла замуж за мужчину, тебе бы это понравилось больше, или как?

Даша: Нет, наверно даже меньше. Я уже привыкла к Вике, к Ксюше) Вика мне больше нравится, нежели это был бы какой-нибудь мужчина.

Я: Ну, мне вот все равно интересно больше вот что: были ли у тебя реальные трудности с принятием этой всей информации. Когда ты поняла, что я встречаюсь с девушкой, и как вообще это понималось? Ты узнала о геях и лесбиянках примерно с какого возраста?

Даша: Ты мне когда то в детстве рассказывала, что есть люди девушки с душами, как у мальчиков. А есть мальчики, с душами девочек. Ты по-умному рассказала просто. Я это как то хорошо усвоила, и мысль о том, что ты встречаешься с девушкой спокойно проскочила)

Я: А у меня какая душа? )))

Даша: Ну, не знаю. Я сейчас не так объясняю однополые отношения)

Я: А как сейчас?

Даша: По-моему это естественная мутация. Не знаю, бывают ли естественные мутации. Но если доказано, что такие отношения бывают и среди животных, то наверное это нормально. Бывают же левши там, альбиносы. Они ничем не отличаются от обычных особей. К тому же гомосексуализм существует давно. И среди греков, римлян. Я думаю, и в более древние времена это случалось. Я думаю, это появилось вместе с понятием, осознанием любви, дружбы. Когда закончились инстинкты и начались чувства и эмоции) То есть еще в первобытное время.

Я: Ну почти)) Думаю, все-таки у многих геев это именно на уровне инстинктов, физиология, которую невозможно изменить. У кого как, короче. Есть даже варварские практики попыток лечить гомосексуализм, вплоть до электрошока. Они не срабатывают)

Даша: Хорошо хоть не как в Средние века - проделывание дырки в черепе, чтобы выпустить "злых бесов"))) Наверное раньше так и делали.

Я: Это вряд ли, надо будет поинтересоваться историей вопроса) Вот примут, допустим, закон о лишении родительских прав лиц, "практикующих" (неплохой термин)) нетрадиционные сексуальные отношения. И попаду я под раздачу. И меня реально могут лишить родительских прав и передать их исключительно папе твоему. Не представляю себе такую ситуацию, конечно. Ну, это вряд ли. Не пугайся)

Даша: Вряд ли. А то как то… печально будет.

Я: Уедем тогда из страны этой, если примут закон такой) Спасибо что поотвечала, мне было дико интересно))) Все дураки)

Даша: Ридиски)

Я: Кто хуже ридисок и не знаю)

Даша: Каварныи ридиски, вот кто)

Я: Точны) Буду дальше работать, а ты читай сиди)))

Bo Sinn: «Я делаю, что должен»

Bo Sinn: «Я делаю, что должен»

Канадец, уроженец Квебека 33-летний Бо Синн (Bo Sinn) много чего может рассказать о закулисье фильмов для взрослых. Меньше, чем за два года он прошел путь от актёра-любителя до одной из самых известных порнозвёзд. В его головокружительной карьере были свои взлеты и падения – куда же без них. Но нет сомнения в том, что лучшее для него впереди.

Мусульманин и «адепт теории плоской земли» объявил войну ЛГБТ

Мусульманин и «адепт теории плоской земли» объявил войну ЛГБТ

В обывательской среде принято говорить, что в России ЛГБТ не преследуют, просто не дают им устраивать гей-парады. Однако в стране есть люди, для которых борьба с представителями ЛГБТ-сообщества – едва ли не главное дело жизни. Кто эти люди, что они собой представляют?

Гендерная политика становится одним из критических вопросов

Гендерная политика становится одним из критических вопросов

Новости / Интервью 25.12.2018 / Автор: Дмитрий Лебедев, republic.ru

Директор Центра молодежных исследований Елена Омельченко – о новой гражданственности молодых россиян, прорастающей под радарами обеспокоенной власти. Отрывки из интервью, взятого журналистом Дмитрием Лебедевым для republic.ru.

Жизнь под прицелом: интервью с Максимом Лапуновым

Жизнь под прицелом: интервью с Максимом Лапуновым

Максим Лапунов - единственный из пострадавших в ходе массовых репрессий ЛГБТ в Чечне, кто открыто заявил о незаконном задержании и пытках. В интервью RFI он рассказал о том, что он и его семья пережили после ареста, о попытках добиться защиты и правосудия, а также о невозможности почувствовать себя в безопасности даже за пределами России.

Игорь Кочетков: «Мы все меньшинства, и мы все – власть»

Игорь Кочетков: «Мы все меньшинства, и мы все – власть»

Новости / Интервью 17.11.2018 / Автор: Катерина Гордеева

В этому году правозащитник, сооснователь Российской ЛГБТ-сети Игорь Кочетков номинирован на премию Егора Гайдара «за действия, способствующие формированию гражданского общества». В интервью сайту премии он рассказал о том, откуда взялась гомофобия в России, о важности камин-аутов и о том, что нужно делать для того, чтобы наша страна стала безопасной для ЛГБТ.

Slayton

Social Networks

 

 

@tguyru
David Jester