TGUY.RU

24 истории детей, воспитанных геями и лесбиянками

Ученые, эксперты, активисты и досужие комментаторы продолжают обсуждать, какое влияние на детей оказывает воспитание в однополых семьях. Пришло время спросить их самих. Газета The New York Times опубликовала фотоисторию Габриэлы Херман (Gabriela Herman) о детях, воспитанных ЛГБТ-родителями. Проект «Детки» (The kids) Габриэла снимала в течение пяти лет, записывая истории своих героев фотографий. Некоторые из них были усыновлены, некоторые родились на свет в результате ЭКО. Они выросли в больших и маленьких городах по всей территории США, постоянно балансируя между спокойствием и необходимостью защищать свои семьи на детской площадке, в церкви и школе. Вот эти истории.
 

Хоуп, выросла в Нью-Йорке с двумя отцами. Я знала о том, что бывают другие семьи — видела семьи своих друзей, семьи своих родственников, знала, что у кого-то есть мама, а у меня нет, но я не ощущала себя меньшинством. Меня интересовала моя биологическая мать, но я не могу сказать, что страдала в связи с этим. Я думаю, что мои родители отлично справились и вырастили меня сильной женщиной.

 

Элизабет, выросла в Бостоне с матерью и отцом, который совершил камин-аут, когда она училась в колледже. Он сказал, что пришло время признаться в своей идентичности, а я спросила, гей ли он. Папа ответил: «Ну, у меня было недостаточно опыта, чтобы убедиться в этом». Мне кажется, что я ему сказала: «Папа, уверена, что ты гей!».

 

Марк, вырос в Пенсильвании, его отец совершил камин-аут, когда Марк был в колледже. Мой отец — гей. Он еще не окончательно открылся всем. Но я с самого начала все подозревал. Я и сам про себя все знал с самого начала, это помогло. Я с раннего детства замечал, что отец использует те же способы, чтобы скрыть свою женственность, что и я. Например, вдруг переставал сидеть, скрестив ноги, или жестикулировать.

 

Энни, выросла в Афинах, штат Огайо, с матерью и отцом, который совершил операцию по перемене пола, когда ей было четыре. Я не очень помню своего отца, когда он был мужчиной. Как будто выросла у двух матерей. Но для меня это никогда особо не имело значения, потому что я не знала иного. Все началось, когда я уехала в колледж и мне пришлось рассказывать об этом людям. Я об этом много не думала, еще меньше воспринимала это как социальную проблему, как что-то, за что следует бороться, и знаете — с этой группой себя вообще не идентифицирую.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Даниэль, выросла в Вашингтоне с двумя мамами и четырьмя отцами. Когда мне было 4 года, мы с подружкой играли в дочки-матери и она всегда была мамой, мне это надоело, и мы сильно поссорились. Моя мама прибежала спросить, в чем дело, и говорит: «Почему бы вам обеим не быть мамами?». Я посмотрела на нее недоверчиво и говорю: «Так нельзя!». А она поглядела на меня и сказала: «Даниэль, у тебя у самой две мамы!».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Аарон, вырос в Беркли, штат Калифорния, с двумя мамами, а после их расставания — с двумя мамами и приемным отцом. Мои мамы расстались, когда мне было 7 лет, потому что биологическая мама влюбилась в мужчину. Я знал, что моя семья отличается от других, но не в плохом смысле — просто не такая, как все.

 

Эллисон, выросла в Коннектикуте и Вермонте с мамой и подругой мамы. Когда я узнала, что в школе есть альянс геев и натуралов, я очень удивилась — что есть дети моего возраста, которые поддерживают представителей ЛГБТ. Я была не единственной, кто знает геев, и это не является каким-то страшным секретом, который надо скрывать.

 

Джейми, выросла в Чикаго с матерью и ее разными партнерами. Я была воспитана мамой и ее разными партнерами, но многие из ее бывших и подруг присутствовали в моей жизни — настолько, что я ощущаю, что была воспитана множеством разных женщин.

 

Ванесса, выросла в штате Виргиния с мамой и отцом, который совершил камин-аут, когда ей было 28 лет. Нас с сестрой гораздо больше огорчает тот факт, что нас долгое время обманывали, чем сексуальная ориентация нашего отца.

 

Дарнелл, вырос в Менло-Парк, штат Калифорния, с двумя мамами и отцом. Я воспринимал как должное тот факт, что меня все время окружали лесбиянки, и считал это абсолютно нормальным. Припоминаю, что, когда слушал по радио какую-то песню, считал по умолчанию, что певец обращается к человеку своего пола.

 

Диана, выросла в Оссининге, штат Нью-Йорк, со своей мамой и отцом, который совершил камин-аут, когда она была в колледже. Папа говорит, что, если бы я сама не начала разговор, он бы так всю свою жизнь и прожил «в шкафу». Думал, что никому ничего не скажет.

 

Дори, выросла в Нью-Джерси с отцом и матерью, которая совершила камин-аут, когда девочке было восемь. Я понемногу начала рассказывать о своей маме лишь после колледжа. Раньше я говорила о таком на четвертом или пятом свидании, а тут начала прямо на первом.

 

Илана, выросла в Питтсбурге с отцом и матерью, которая совершила камин-аут, когда Илане было 16. У мамы был кризис среднего возраста: некоторые покупают себе новую машину, а мама обзавелась новой сексуальной ориентацией.

 

Лукас, вырос в Гейнсвилле, штат Флорида, с отцом и матерью, которая совершила камин-аут, когда ему было 15 лет. Мне легко было принять, что мама — лесбиянка, потому что меня воспитали таким образом, чтобы я принимал любых людей. Это было необычно, но совсем не сложно. Если бы маме жилось хуже, я бы, вероятно, был готов выступать за ее права.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лорин, выросла в Канзас-Сити, штат Миссури, с мамой и отцом, который совершил камин-аут, когда ей было 7 лет. Тот факт, что родители развелись, затмил собою то, что папа оказался геем. Это хорошо для моего сына — он растет с двумя дедушками. Они оба — дедушки, партнер моего отца ничуть не хуже, чем сам отец.

 

Керри, выросла в Нью-Джерси с папой и мамой, которая совершила камин-аут, когда девочке было 11 лет. Помню разговор с мамой о том, что она хочет заключить брак с другой женщиной. Когда я была совсем маленькой, я хотела жениться на своей подруге, потому сказала маме: «Это как мы с Сарой?». А мама ответила: «Нет, не как вы с Сарой».

 

Кэрен, выросла в штате Орегон с отцом и матерью, которая совершила камин-аут, когда Кэрен было 20 с чем-то лет. Жизнь в Нью-Йорке сделала меня более толерантной. Здесь легче об этом говорить. Когда я росла, никто не был гомосексуален, никто об этом не говорил. А здесь постоянно встречаешь геев, все говорят об этом, и это прекрасно.

 

Джон, рос в Новой Англии с матерью и в Сиэттле со своим отцом, который совершил камин-аут, когда Джону было 2 года, и его партнером. Когда со мной в первый раз об этом заговорили, мама купила книгу «Папин сосед».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Моше, вырос в Нью-Йорке с двумя мамами. Мы с мамами всегда были очень близки, но, конечно, в подростковом возрасте был период, когда я ее ненавидел. Но сейчас я во всем ей доверяю и очень люблю ее.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Палома, выросла в Ньютоне, штат Массачусетс, с отцом и матерью, которая совершила камин-аут, когда Паломе было 13 лет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Робин, выросла в Нью-Мехико с двумя мамами и двумя папами. В колледже на паре по социальной справедливости один парень сказал, что у него две мамы, а я такая: «О боже!» Сперва я даже расстроилась, потому что мне казалось, что это только моя фишка. Я настолько привыкла к тому, что я одна такая, что наконец найти человека с такой же ситуацией в своем кругу было удивительно.

 

Шира, выросла в Питтсбурге с папой и мамой, которая совершила камин-аут, когда Шира была в колледже. Как только она сказала, что у нее появился другой человек, я уже все поняла. Я знала, что это женщина. Она упоминала о ней пару раз по телефону, как будто это была ее подруга. Но я сразу все поняла. Так бывает — говоришь с подругой и понимаешь, что ей по-прежнему нравится какой-то парень, просто по тому, как она о нем говорит.

 

Зак, вырос в Нью-Йорке с двумя мамами. В моей семье все приемные. По вопросу двух мам у меня было меньше проблем, чем с поиском своей идентичности в смысле расы и национальности.

 

Зак, вырос в штате Айова с двумя мамами. Я думаю, правильным словом для описания моей семьи будет не слово «ЛГБТ». Если посмотреть, что характеризует моих мам или мою семью, то это не то, что они лесбиянки в браке, а то, что они, к примеру, работают в здравоохранении.

«Нас вынуждают врать, и мы врем»: как живут гей-семьи с детьми в провинции

«Нас вынуждают врать, и мы врем»: как живут гей-семьи с детьми в провинции

Недавний опрос «Левада-Центра» показал, что почти половина россиян (47%) – за равные права ЛГБТ-людей в России. Ощущают ли «оттепель» сами ЛГБТ? Есть ли у них надежда, что когда-нибудь в России признают их права?

Карен Шаинян: Этот закон породил много преступлений и бесправия

Карен Шаинян: Этот закон породил много преступлений и бесправия

Гомофобы встали, пошли, начали бить и убивать людей, потому что они почувствовали, что за ними стоит государство, что государство поддерживает их ненависть. И вот это гораздо страшнее. Самая злая ирония в том, что закон спровоцировал огромное количество беззакония и преступлений.

Антон Красовский: Я убеждён, что Николай Алексеев — провокатор

Антон Красовский: Я убеждён, что Николай Алексеев — провокатор

Новости / Интервью 14.05.2019 / Автор: echo.msk.ru

Я абсолютно убежден, что господин Алексеев находится на службе у гэбухи. И я считаю, что это всё просто заказ. Поскольку на самом деле никто не имеет право выйти на улицы, давайте мы тогда не будем говорить об ущемлении прав ЛГБТ. Это не ущемление прав ЛГБТ — это возможность Николаю Алексееву и его швейцарскому бойфренду заработать швейцарских франков на дальнейшее существование.

Bo Sinn: «Я делаю, что должен»

Bo Sinn: «Я делаю, что должен»

Канадец, уроженец Квебека 33-летний Бо Синн (Bo Sinn) много чего может рассказать о закулисье фильмов для взрослых. Меньше, чем за два года он прошел путь от актёра-любителя до одной из самых известных порнозвёзд. В его головокружительной карьере были свои взлеты и падения – куда же без них. Но нет сомнения в том, что лучшее для него впереди.

Мусульманин и «адепт теории плоской земли» объявил войну ЛГБТ

Мусульманин и «адепт теории плоской земли» объявил войну ЛГБТ

В обывательской среде принято говорить, что в России ЛГБТ не преследуют, просто не дают им устраивать гей-парады. Однако в стране есть люди, для которых борьба с представителями ЛГБТ-сообщества – едва ли не главное дело жизни. Кто эти люди, что они собой представляют?

Вибрации лазерных струн Виктора Рибаса

Social Networks

 

 

@tguyru
«Обнажение» Владимира Горохова