TGUY.RU

Собачья радость

Иллюстрация: Илья Леви

Андрейка, член сборной страны по фехтованию среди юниоров, недавно познакомился с геями, но пока ни разу и ни с кем. Фехтовал он только с девками. Никто из парней не нравился. Вернее, нравились, но Андрейка хотел влюбиться в идеал и ждал совершеннолетия, когда по российским законам можно будет официально выбрать альтернативный пол для любви. Он смотрел на выпирающий бугор Жилы и думал, что у него самый большой прибор из всей компании на пляже – жила у него там, похож, золотая, поэтому такой веселый и счастливый!

Жила поразил остроумием, хохмами, безудержным весельем и почти идеальными пропорциями спины и задницы. А главное – Жила распространял вокруг себя неподдельное счастье, легкость жизнь, беззаботность, головокружение и здоровый темперамент. Жиле исполнилось 35, но 18-летнему Андрейке это казалось неважным. Рядом парень, который нравится, которого он так долго искал. Только протяни руку, стащи плавки, разверни и еби. Тем более, что вызывающим поведением Жила демонстрировал доступность и казался своим чуваком. Искрометным, жарким, без пафоса и понтов. Своим в доску.

Неизвестно к кому именно и в котором часу начнется любовь. Если смотреть на Жилу трезво, то человеку с жизненным опытом ничего особенного обнаружить невозможно. Так, пидовка в расцвете лет с острым язычком и красивой жопой. Не более. Но у Андрейки опыта не было и ему сильно приспичило влюбиться именно здесь и сейчас. Молодость всегда западает на тех, кто шутит и много говорит. Он смотрел на Жилу влюбленными глазами и понимал, что уже не сможет без него жить. Во всяком случае, ближайшую ночь не переживет точно. Компашка уезжала в гости к толстой трансухе Изольде Тихоновне. Андрюшка напросился  с ними.

К вечеру чувство Андрея разрослось и стало больше всего живого в городе. Он ни разу не прикоснулся к Жиле, но испытывал невероятную сладость, предчувствуя еще большее наслаждение. Он воображал яркие ненасытные сцены и казалось, стоял перед Жилой на задних лапках и вилял хвостиком. Скромный и нерешительный Андрей считал, что сначала нужно влюбиться, а только потом довести дело до секса. Секс – дело наживное. Но у геев это как-то наоборот. На то они и геи – свободная любовь, свободный секс, свободные отношения… Как новичок, он заблудился в этой свободе.    

Когда все улеглись спать, Андрейка прокрался к Жиле. Для него это был важный шаг. Он уже влюбился, теперь оставался секс. Он волновался, как на международных соревнованиях. Первый раз он окажется наедине с любимым и прикоснется к нему. Вот, сию минуту, строится судьба и сексуальная биография. Как хочется, чтоб все прошло нежно и сладко.

Поцелуи и прижимания не дали нужно результата – между ног у Андрейки и не шевельнулось. Он расстроился, покраснел. Ему стало стыдно, а Жила брезгливо скорчился и сказал: «Давай спать».

Как побитый щенок, Андрей отправился на свое койко-место и не мог уснуть до трех часов ночи и теребил свою шпагу. Он чуть не скулил от наваждения. Андрейка испытывал страшное чувство вины и перед Жилой, и перед своими фантазиями. Сладостное счастье превратилось в сладостную горечь. Все ему стало приятно от Жилы и он не терял надежды. В висках стучала кровь, молодое сердце билось в истерике. От перевозбуждения и утомления июльским солнцем собственная природа не подчинялась воле Андрейки.

Ближе к трем часам ночи Андрей почувствовал уверенную пульсацию в нужном месте и моментальный, невероятно мощный прилив крови к вектору правильного направления. Он поторопился к Жиле и вывалил уверенный стояк перед его лицом. Жила включил ночник, высокомерно осмотрел довольно приличный ствол Андрейки и заявил, как на партийном собрании: «Андрей! Я вынужден тебя разочаровать – собачий секс меня не интересует. Я за любовь и отношения».   

Андрей и не знал, что такое собачий секс, подумал, что это такая стремная поза. Но Жила дал ясно понять, что любовь и стояк – это твои проблемы, чувачок.

Андрей снова оказался на своем койко-месте и уснул в полном одиночестве.

Утром все ржали. Жила рассказывал о ночных похождениях сексуального лузера.

– …И тут она во второй раз мчится ко мне со своим стояком. О, наконец-то встало! Ну а я ж гордая, достойная, я ж звезда. Я не могу дать первому встречному! Меня интересуют только отношения!   

– Жила! Да на тебе клейма негде ставить! – сказала хозяйка квартиры,  Изольда Тихоновна, толстая добрая трансуха лет пятидесяти пяти. – Тебе ли пробляди выебываться? Что ж ты Андрюшка, зайчик, ко мне не зашел? Я б тебя никогда не оттолкнула. Помогла, успокоила! Все бы для тебя сделала, как надо. Лапонька, только со мной ты почувствовал бы себя настоящим мужчиной! А знаешь, что? Андрюшечка переезжай-ка ко мне! Я хозяйка хоть куда! Знаю, что нужно мужикам. Готовлю деликатесы. Сосу глоткой, люблю сердцем… И просто заезжай – покушать хорошо, домашненьких котлет. Выпить! И член у меня хороший! Не то что у этой твари! – сказала Изольда в сторону Жилы. – Никакая у него там не жила, а жилка. Мы ее зовем Пипеткой Торичелли. Струя толще хуя. У нее вот-такусенький тютюн, чтобы только писять и опыты ставить по измерению атмосферного давления на уроках физики… У, блядина! За Андрюшку убью! – Изольда погрозила кулаком в сторону Жилы.    

– Я не блядь, у меня просто жизнь не сложилась! – искрометно сказал Жила.

Андрюша понял, что в плане любви и секса, а также домашних котлет и виски, он может рассчитывать только на человека с опытом, как Изольда Тихоновна. Но она совсем не волновала сердце сладостью, а вызывала отвращение и панику. И чувство собачьей жалости… Престарелая домовитая хозяйка не укладывалась в голове, постели и жизни юного Андрея…

Иллюстрация: Илья Леви

Через несколько лет Андрей встретил растолстевшего и сильно постаревшего Жилу на групповухе. Изольда Тихоновна отпускала Андрея куда угодно, лишь бы он получал удовольствие от жизни. Изольда была предана Андрею, как собака. Она знала, как удержать молодого темпераментного самца, как не проворонить свое счастье. Знала, когда нагавкать, когда вылизать. А секса и не требовала, довольствуясь только оживленным и блаженным остоянием собачьей радости перед своим хозяином.   

На групповухе никто не совокуплялся. Все выпили и ходили друг за другом без всякого желания, а оцепеневший Жила смотрел порно и говорил:

– Все в жизни вертится вокруг этого маленького червовидного отростка… Как отвратительно… Нет любви на свете. Только сейчас я это понял.         

Читать больше на vestinsky.ru

Член партии

Член партии

– А кто это выступает? – спросил Вовчик у физкультурника с портретом Кагановича. – Наверное, выдающийся член партии? Что-то слишком молодой для политика. – Это сын первого секретаря обкома партии, лидер комсомольцев N-ского района.

Психологиня

Психологиня

«Грош мне цена, как психологу, если я Никиту не переделаю в натурала» – ближе к трем часам ночи заключила Анна Степановна. – «Распидрить! И как можно скорее!» Спасенникова бросила себе вызов. Профессиональные амбиции засуетились в ней актуальными проектами.

Роковой француз

Роковой француз

Вовчик оказался в богатом джакузи. Француз читал Ахматову – "Я на левую руку надела перчатку с правой руки". Неопределенный рассказ о деятельности француза в России и именная казачья шашка на стене, навели Вовчика на рыцарские мысли, что он сотрудник разведки и лоббирует интересы Запада в законодательных органах.

Пять минут

Пять минут

После смерти Людмилы Гурченко, артист травести-шоу Степан Нагайный очень сильно расстроился и ушел со сцены. Пародировать оказалось некого. Гениальную Люсю он любил с детства, а все остальные звезды казались ему липовыми. С пяти лет он тайно от родителей репетировал «Пять минут»...

Легенда бренда

Легенда бренда

Изначально Игоревна взяла Гришечку на работу только с одной целью – сидеть и украшать офис своей внешностью. Гришечку планировалось показывать на выставках заодно с приборами от простатита и брать на переговоры для красоты. Она не могла представить, что в таком красавчике обнаружатся еще и профессиональный ум, коллективная честь и трудовая совесть.

Kosmos Photo

Social Networks