TGUY.RU

Новости пропаганды

Новости / События 20.06.2014 / Автор: Алена Сойко

Одним из важных событий завершившегося в Иваново фестиваля «Зеркало» стал показ нашумевшего документального фильма «Дети 404». Вместе с ивановской публикой картину Курова и Лопарева посмотрела Алена Сойко, которая не согласна с мнением присутствовавших на сеансе коллег. Оригинал на seance.ru.

Несколько дней назад на ивановском кинофестивале «Зеркало» прошел показ фильма Аскольда Курова и Павла Лопарева «Дети 404» (фильм был частью программы дока «Зеркало Артдокфеста»). Нашествия православных активистов в ивановский кинотеатр «Лодзь», к счастью, не состоялось, но пресным и вялым показ от этого не стал. Реакция ивановской публики была неоднозначной. Интеллигентные дамы за пятьдесят предсказуемо делились разными теориями о происхождении гомосексуализма у подростков. Других зрителей возмутил ковер с портретом Путина. Одна чудесная женщина привела на фильм троих своих детей, чтобы учить их толерантности. Наибольшее удивление, впрочем, вызвали профессиональные кинокритики, предъявившие Курову и Лопареву столь странные претензии (учитывая как объект критики, так и контекст мероприятия), что я почувствовала необходимость сказать несколько слов в его защиту. Ограниченное время фестивального обсуждения сделало это невозможным, поэтому я пишу этот текст.

Документальная картина Аскольда Курова и Павла Лопарева собрана из 45 скайп-интервью. Визуальный ряд тут создали сами подростки, снявшие на мобильные телефоны или планшеты свою жизнь в маленьких российских городках. Монтаж не беллетристичен. Куров и Лопарев предлагают нам сбивчивые, как будто поставленные на повтор, монологи героев (ввиду большого количества их уместнее было бы назвать респондентами): один за другим рассказывают о ненависти к себе родственников. Зацикленные повторы: «я гей», «они меня никогда не примут», «ты мне не сын», «зачем ты родилась», «лучше бы я аборт сделала», — это однообразный калейдоскоп боли, который режиссеры не разбавляют полноценно рассказанными биографическими сюжетами.

По словам Курова, авторы, например, сознательно не включили в фильм историю девушки из ортодоксально православной семьи, которая разрывается между догматами веры и любовью. Или историю мальчика из семьи сотрудника ФСБ, за которым была установлена круглосуточная слежка. И много другого острого и пронзительного. Эта обезличенная структура кажется самой правильной, самой нужной. Ее статистическая стертость — главная особенность фильма (и именно она вызывает главную претензию к «Детям 404», которая не раз звучала на обсуждении в Иваново). Здесь нет историй отдельно взятых людей, а есть одна — общая, распространённая, уже даже не история, а просто судьба.

Куров и Лопарев отказываются оправдывать типичные ожидания-предрассудки: воображая, что «эти люди не такие, как мы», зритель ждет чего-то этакого, интимного, обнажающего. Но все личное остается личным, все за кадром. Для режиссеров сексуальная ориентация героев не составляет сверхценности, она ничего не меняет: на экране — просто люди, и они в беде.

«Дети 404» — вообще не о ЛГБТ. Камера снимает портрет общества. Моя соседка, пришедшая отважно «взглянуть в лицо этим детям», на самом деле смотрела на саму себя. Дети не являются проблемой, проблему из них делает социум, в котором хорошо и правильно считать, что геи либо другие, либо немного больны, либо просто выродки. Парадоксально, но претензии, которые предъявляли к фильму пришедшие на показ критики, оказались удивительно созвучны расхожим претензиям простого человека к ЛГБТ. «Почему в фильме не представлена другая сторона?» — об этом мы уже говорили выше: никакой стороны, кроме гомофобной в «Детях 404» нет. «Режиссер работает с конъюнктурной темой». Сравните с традиционной убежденностью смиренного рабочего человека в том, что любой активист — от экипажа «Арктик Санрайз» до Навального — крикун, самопиарщик и проплаченный агент, который только и рвется к грантам (или участию в зарубежном кинофестивале). И вообще, все они слишком много выделываются!

Наконец, самая серьезная претензия (в этом смысле фильм действительно уязвим) — отсутствие ярких персонажей и интересных историй (напомним, сознательно вычеркнутых режиссерами). С киноведческой точки зрения контраргумент тут простой: режиссер Аскольд Куров принадлежит к школе Разбежкиной, избегающей снимать об «интересных людях», ищущей константу нашего общего бытия в заурядной повседневности, хотя ее студенты и не всегда столь же смиренны в выборе героя. А с бытовой — это все то же вежливо-снисходительное отношение к ЛГБТ как к какому-то особенному племени. С «ними» можно мириться, пока «они» компенсируют свою сексуальную дефектность чем-то эдаким: особыми талантами, особыми страданиями, оригинальной и увлекательной биографией, гладкой культурной речью и разноцветными штанами.

Когда в очередной раз заходит разговор о реальности и реализме, стоит задуматься, не понимаем ли мы под «реальным» попросту что-то другое, что-то отличное: что-то более яркое, более нецензурное, более брутальное. Столкнувшись с реальностью, как она есть — с реальностью типичных обстоятельств, маленьких людей, привычных фраз — мы не хотим и не умеем признать, что это комковатое, некрасивое, неловкое и, как правило, некиногеничное бытие — и есть жизнь. Выходит, что жизнь-то нам на экране и не нужна. Мы ждем от фильма пропаганды, не важно чего именно: пропаганды семейных ценностей, гомосексуализма или нового реализма.

Текст Алена Сойко. Оригинал на seance.ru.

«Нуреев» в Большом – вершина когнитивного диссонанса

«Нуреев» в Большом – вершина когнитивного диссонанса

Новости / События 13.12.2017 / Автор: Олег Кашин, republic.ru

На самом деле ты скучный постсоветский конформист, в биографии которого вместо этапов и пересылок – федеральные телеканалы и старое РИА «Новости», московский Департамент культуры времен Капкова и сочинский олимпийский оргкомитет; да, ты наверняка ходил на Болотную и на Сахарова, но ты видел там тех же Кудрина и Собчак, которых сейчас видишь в театре.

В Большом театре состоялась премьера балета «Нуреев»

В Большом театре состоялась премьера балета «Нуреев»

В прошлые выходные публика наконец увидела балет режиссёра Кирилла Серебренникова, композитора Ильи Демуцкого и хореографа Юрия Посохова «Нуреев», о котором много спорили и говорили, после того как Большой театр внезапно отменил намеченную на июль премьеру, объяснив свое решение неготовностью спектакля.

Гей-драма «Зови меня своим именем» названа лучшим фильмом года

Гей-драма «Зови меня своим именем» названа лучшим фильмом года

Ассоциация кинокритиков Лос-Анджелеса назвала лучшим фильмом 2017 года картину «Зови меня своим именем» итальянского кинорежиссера Луки Гуаданьино. Это история о внезапном романе 17-летнего итальянца Элио и молодого американского ученого Оливера, который работает ассистентом у его отца.

Сенат Австралии начал рассмотрение законопроекта о равенстве брака

Сенат Австралии начал рассмотрение законопроекта о равенстве брака

Законопроект о равенстве брака был представлен на обсуждение в Сенате Австралии после того, как большинство избирателей страны проголосовали за легализацию однополых союзов на референдуме, проходившем с 12 сентября по 7 ноября.

Фотоотчёт с презентации фотоальбома #GMALE

Фотоотчёт с презентации фотоальбома #GMALE

Дождливым октябрьским вечером в MONO BAR состоялось событие, которого многие так долго ждали — Сева Галкин представил публике свой новый альбом G-MALE.

Парни Евгения Коврова

Social Networks

 



Пять коротких гей-фильмов, которые можно посмотреть прямо сейчас
Европейский опрос геев и бисексуалов EMIS-2017