TGUY.RU

Через пару лет ты поймешь, каким пустым и глупым был этот страх

Сегодня 1 декабря – день борьбы со СПИДом. Дата придумана довольно прагматично – была информационная дыра между очередными президентскими выборами в США и Рождеством. Прессе в общем не о чем было писать, организаторы и подсуетились. В те годы в Америке было почти, как сейчас в России – люди подыхали от СПИДа прямо в больничных коридорах, американцы, как тогда говорили – здоровые – шарахались от больных, переходили на другую сторону улицы, выходили из лифтов, выгоняли их из ресторанов и церквей, а власти делали вид, что ничего не происходит. Что болезнь ютится в противных пидорских барах и притонах. 

Я до сих пор не понимаю, как этим американским активистам удалось убедить эти общество и власти, что СПИД – он общий. Что надо срочно вложить кучу бабла в исследования, в рекламу, в образовательные программы и производство. Миллиарды, миллиарды долларов. Геи, которых, тогда, как и сейчас в России, за людей-то особо не считали, да еще и со СПИДом. Со всеми этими жуткими волдырями на лицах, тощие, с высохшей кожей. Как у них это получилось? Как у них вообще все получается?

Мы стоим в этих майках. Это майки рекламной кампании Московского областного центра борьбы со СПИДом. Того самого, что ютится сейчас в 400 кв.м в лабораторном корпусе МОНИКИ. На оставшихся 12 000 кв.м. там плодят лабораторных мышей, варят формалин, отдыхают. Вы про это знаете, читали у меня, видели фото. Сегодня подмосковный министр здравоохранения должна торжественно передать центру еще 400 кв.м. Это праздник. В фойе требовали повесить шарики, – праздник же. В фойе, которое центру не принадлежит и которое после отъезда министра снова отберут МОНИКИ. 

Ну так или иначе с сегодняшнего дня в центре будет – наверное – уже 800 кв.м. Это как 1/10 Центра СПИДа в Ноябрьске. Слышали про такой город? Погуглите. Или 1/5 одного из трех центров в Татарстане. Почему власти Подмосковья в отношении к ВИЧ-инфицированным куда провинциальней большинства даже нашей – российской – провинции мне не понятно. 

Власти, как и тогда в Америке, делают вид, что это какая-то не их болезнь, что к нормальным (тут важно это слово) людям она не имеет отношения. Уверен, что когда они обсуждают "заразных спидозников" в большой компании, с ними там же – в бане – сидит какой-нибудь министр или генерал, у которого ВИЧ. И он так же ржет с ними, чокается, а про себя понимает, что сейчас ему проще хряпнуть еще 200 для смелости и нырнуть под лед. Чтоб только не узнали. 

Власти по-прежнему считают, что есть болезни нормальные и нет. Есть болезни для солидных людей – инфаркты и инсульты. Такими положено болеть самому начальству, для таких строят огромные центры. Есть страшные и героические – разные раки. Таким болеть никому не хочется, но все понимают, что может долбануть в любой момент. Есть болезни из кунтскамеры – какой-нибудь нейрофиброматоз. Они смотрят на такое и удивляются: чего только природа не придумала. А есть болезни стыда. Про которые говорят – ну сами ж виноваты. Сам нагулял. Радуйся, что мы тебе хоть так помогаем.

Поэтому, когда главу Люберецкого района попросили найти место для нового подмосковного Центра СПИДа он ответил: у меня? – никогда. Кардиологию – построю. А это – никогда.

Ему плевать на то, что говорил премьер-министр страны, ему нет дела до того, что в Люберцах 7000 вич-положительных взрослых и детей, он вообще про это не знает. Это не его проблема. У него у самого, как у всех важных и толстых – давление. Это от Бога. Это он не сам виноват.

Поэтому Россия, Украина и Эмираты с Катаром – единственные страны, где каждый год число новых случаев инфицирования растет. Чем сильнее скрепы, чем страшнее стыд, чем брезгливей общество относится к ВИЧ, тем быстрее развивается заболевание.

Это программа Московского областного центра по борьбе со СПИДом придумана для того, чтобы люди перестали во-первых бояться самой аббревиатуры – СПИД или ВИЧ, понимая, что регулярный прием лекарств обеспечит им долгую и полноценную жизнь, а во-вторых что люди, живущие с ВИЧ и принимающие эти лекарства (в России они получаются пациентами бесплатно) ничем не отличаются от людей, живущих без вируса иммунодефицита. ВИЧ-позитивные люди не опасны, они могут и при желании должны иметь здоровых детей, работать, заниматься спортом, любить. 

Наша задача рассказать, что сам вирус иммунодефицита не так уж и страшен. Страшен сам страх перед ним. Страх перед знанием. Страх перед лечением. Страх перед теми, кому придется об этом рассказать. Страх перед жизнью в новых обстоятельствах. 

Иногда кажется, что умереть проще, чем жить дальше. 

Мы хотим помочь людям, узнавшим о своем положительном статусе преодолеть этот страх.
Помочь людям, боящимся признаться в своем положительном статусе семье и даже самому себе.
Помочь людям, боящимся сдать кровь на анализ.

Мы хотим сказать – не бойся, мы с тобой. 
Через пару лет ты поймешь, каким пустым и глупым был этот страх. 
И как хорошо, что больше его нет. 

spid.center

Кончита Вурст: «Уже много лет я живу с ВИЧ-положительным статусом»

Кончита Вурст: «Уже много лет я живу с ВИЧ-положительным статусом»

Австрийский поп-певец и дрэг-квин Томас Нойвирт, известный под псевдонимом Кончита Вурст, рассказал в Инстаграме о том, что уже давно живет с ВИЧ-положительным статусом. Свое решение он объяснил тем, что один из бывших бойфрендов угрожал рассказать публике правду о здоровье артиста.

В Петербурге открылся кризисный центр для мужчин, переживших насилие

В Петербурге открылся кризисный центр для мужчин, переживших насилие

В Санкт-Петербурге заработал кризисный центр «Двоеточие» – первый в России центр для мужчин, ставших жертвами психологического или физического насилия. О том, как работает центр, рассказывает его руководитель – психолог Ирина Чей.

Россиянин рассказал о своем опыте приема доконтактной профилактики

Россиянин рассказал о своем опыте приема доконтактной профилактики

Илья уже 1,5 года принимает доконтактную профилактику (ДКП/PrEP). Мужчина рассказал «Парням ПЛЮС» о том, как это повлияло на его жизнь, и почему государству стоило бы раздавать такие препараты бесплатно.

Ожирение – это «заразно»

Ожирение – это «заразно»

Врачи Университета Южной Калифорнии пришли к выводу, что ожирение по своим признакам сродни инфекционному заболеванию. Так, если человек много общается с людьми, страдающими избыточной массой тела – нередко он сам начинает набирать лишний вес.

Мужская Y-хромосома деградирует. К чему это приведет?

Мужская Y-хромосома деградирует. К чему это приведет?

Новости / Здоровье 19.01.2018 / Автор: republic.ru

В последнее время ученые наблюдают генетическую деградацию Y-хромосомы. Именно на ней располагается ген SRY, который отвечает за выработку мужских гормонов и за сперматогенез. За сотни миллионов лет у человеческой Y-хромосомы осталось лишь 45 из 1700 генов.

Ruslan Elquest

Social Networks

 



Pietro Boselli for Flaunt
Колонка Льва Смирнова