TGUY.RU

Из России с любовью

Новости / Интервью 04.10.2013 / Автор: muffmagazine.com

Фотограф Анастасия Иванова путешествует по России со своей фотокамерой и встречается с однополыми парами, которые в свете нового законодательства, ожидают своего неопределённого будущего, сидя дома.

Ольгерта, 54 и Лиза, 48

Когда мы полюбили друг друга, нам было уже немало лет. Мы никогда не могли подумать, что с нами случится такая красивая и романтичная история, но после знакомства на Московской встрече геев и лесбиянок в 2008 году и продолжительной переписки мы поняли, что должны быть вместе.

Мы занимались активистской деятельностью почти пятнадцать лет. И многие из тех вещей, которых мы достигли с конца прошлого века, были уничтожены за последние два года. И со временем лучше не становится. Многих членов ЛГБТ-сообщества уволили с работы. Их арестовывали на митингах, сажали за решётку, били, унижали и даже угрожали отнять у них детей. И всё из-за того, что гомосексуалы, якобы, могут нанести вред здоровью и социальному развитию.

Иногда наши знакомые геи из Германии, Америки или Великобритании рассказывают о своей жизни, и нам кажется, что они находятся совершенно в другом мире. Без сомнения, они думают то же самое и про нас, когда мы рассказываем о ситуации в России.

Мы видим своё будущее очень просто. Нам нужно уезжать.

 

Ирина, 27 и Антонина, 31

Нашему знакомству поспособствовали общие друзья, социальные сети и немного удачи. После этого мы несколько дней переписывались в интернете, говорили по телефону и наконец решили встретиться. Четыре года спустя, мы всё ещё любим друг друга.

Мы ведём себя очень сдержанно на людях. Мы никогда не целуемся в публичных местах, как если бы мы были гетеросексуальной парой. Для нас это – очень личная привязанность.

У геев нет никаких прав в России. С приходом нового законодательства, наши отношения находятся где-то на границе между законными и незаконными, и это очень печально.

Мы все хотим сохранить нашу семью в будущем. Возможно, в один прекрасный день у нас появится ребёнок.

 

Виктория, 24 и Даша, 27

Мы родились и выросли в одном городе. И только позже мы встретили друг друга, после того, как наши общие друзья пригласили нас в Санкт-Петербург.

На людях мы всегда держим друг друга за руку и целуемся в щёку. Иногда мы ловим на себе взгляды и однажды кто-то даже бросил в нас камень, когда мы гуляли по парку, держась за руки.

Виктория работает в ЛГБТ-организации, и поэтому она хорошо осведомлена о ситуации с правами гомосексуалов в России. Общество проявляет агрессию по отношению к гомосексуальности. И происходит это главным образом из-за правительства, которое поощряет гомофобию и делает ЛГБТ-сообщество очень уязвимым. Эти абсурдные законы.

В наших отношениях всё могло сложиться иначе. За две недели до того, как мы встретились, Даша планировала переехать в Чехию, но наше знакомство изменило её планы.

Сейчас мы живём в Санкт-Петербурге. Но мы понимаем, что такие люди, как мы, не могут нормально жить здесь. Надеюсь, однажды мы заведём терьера, но сейчас мы хотим простого человеческого счастья.

 

Ольга, 32 и Юля, 28

Мы познакомились через общих друзей, но не совсем так, как это обычно бывает. Юля часто ездила по работе из Петербурга в Москву, и в одной из поездок она потеряла свой телефон. Она сидела в одиночестве в отеле и попросила друга найти ей компанию на вечер. Друг познакомил её с Ольгой.

В начале это было очень неловко, потому что мы плохо знали друг друга, но со временем наши разговоры становились всё более личными. Юля уехала в Санкт-Петербург следующим утром, но мы продолжали общаться и в течение долгих месяцев ездили друг к другу. Недавно Юля уволилась со своей работы и переехала в Москву.

Мы чувствуем себя довольно свободно в большом городе, и выражаем свои чувства публично, только если точно знаем, что вокруг нас люди, которые толерантны по отношению к гомосексуальности. В России у геев нет прав. Борьба за эти права равносильна участию в криминальном представлении, и мы не хотим в нём играть.

Сейчас мы просто хотим жить.

 

Катя, 29 и Нина, 32

Нас свела трагедия. Катя отмечала день рождения своего друга на лодке, когда она столкнулась с другой лодкой. Девять из шестнадцати человек на борту погибли, но Катя выжила, и Нина была из числа тех, кто приехал на помощь. Нам понадобилось пять месяцев, чтобы понять, что мы влюблены и хотим быть вместе.

До того, как мы встретились, Нина была замужем. Сейчас мы вместе уже полтора года. На людях мы не пытаемся скрывать свои чувства, держимся за руки и свободно целуемся, но ситуация с правами геев в России закончится очень плохо. Наш образ жизни становится незаконным.

Сейчас наше будущее неясно. Мы не хотим революции или войны, но, вместе с этим, мы хотим жить свободно и открыто. Сейчас в России это не представляется возможным.

 

Таша, 33 и Ксения, 39

Нас познакомили друзья, и сейчас мы вместе почти полтора года. На публике мы довольно сдержанно проявляем свои чувства. Мы никогда не сталкивались с негативной реакцией, но понимаем, что в России у геев нет никаких прав. Сейчас мы ищем «пути отступления».

 

Катерина, 25 и Жанна, 25

Прошло уже два года с тех пор, как мы познакомились. Наши пути пересеклись на фестивале в Санкт-Петербурге, на котором Жанна была волонтёром. Мы поболтали и обменялись номерами и чуть позже пошли на наше первое свидание, на котором Жанна сказала, что постарается не отпустить меня. Не отпустила, как и обещала, и мы до сих пор счастливы быть вместе.

Люди обычно смотрят на нас со смесью удивления и неодобрения, когда мы показываем свои чувства на людях. Иногда мы слышим, как они говорят о Жанне: «Это парень?».

Ситуация с правами человека в России со временем становится всё хуже. Нам нравится верить, что однажды наша страна станет свободной и счастливой, но в нынешних политических реалиях не похоже, что наше правительство ведёт страну к светлому будущему.

В ближайшем будущем мы планируем переехать в Европу. В этом случае мы сможем жить полной жизнью и прекратить прятаться.

muffmagazine.com, текст: Kate Bond, фото: Anastasia Ivanova

Антон Красовский: «Вы там сами. Без меня»

Антон Красовский: «Вы там сами. Без меня»

Кандидат в мэры Москвы Антон Красовский ответил на приглашение Гудкова посетить конгресс независимых мундепов.

Антон Красовский – Здесь нет никакой надежды

Антон Красовский – Здесь нет никакой надежды

Чеченцам не запрещают рассказывать детям, что они чеченцы. Инвалидам не запрещают рассказывать людям, что они инвалиды. Женщинам не запрещают рассказывать детям, что они женщины. Но людям, которых здесь называют людьми с нетрадиционной сексуальной ориентацией, это запрещают. В этом смысле это закон нацистский.

Футболист Роман Нойштедтер: «Если мужчина любит другого мужчину — это их личное дело»

Футболист Роман Нойштедтер: «Если мужчина любит другого мужчину — это их личное дело»

Игрок «Фенербахче» и сборной России Роман Нойштедтер дал интервью программе Стэна Коллимора на канале Russia Today. Роман рассказал о своем отношении к геям.

Бывший преподаватель семинарии Артем Вечелковский: Я гей, но Бога не интересует, с кем я сплю

Бывший преподаватель семинарии Артем Вечелковский: Я гей, но Бога не интересует, с кем я сплю

Новости / Интервью 03.02.2018 / Автор: snob.ru

В 2015 году самарский священник Артем Вечелковский совершил вынужденный камин-аут, покинул Россию и теперь живет в Лондоне. В беседе с корреспондентом «Сноба» он рассказал о том, каково это – стать беженцем, о гей-сообществе РПЦ и о том, возможно ли принятие церковью идеи гей-браков.

Екатерина Шульман: Русский фундаментализм — это миф

Екатерина Шульман: Русский фундаментализм — это миф

Новости / Интервью 25.01.2018 / Автор: echo.msk.ru

Если бы хоть кто-нибудь бы смотрел на результаты социологических опросов и исследований, то узнал, что представление о России, как о стране традиционных скреп, бородатой нравственности и православного фундаментализма является чудовищной иллюзией.

FOOTBALL ДЛЯ ВСЕХ

Social Networks

 

 

@tguyru
Алексей Кондаков
Фотоальбом «Вот и Я!»