TGUY.RU

Евгений Ковров: «Я променяю секс на фотографию»

Новости / Интервью 30.11.2017 / Автор: Татьяна Милеева

Автопортрет

Евгений Ковров работает фельдшером в Скорой помощи в Питере, три раза в неделю таскает тяжести в спортзале и увлекается аргентинским танго. Но главное – делает классные фотографии.

Женя, ты беседовал с TGuy в 2014. Что изменилось с тех пор? Работа в Скорой помощи осталась?

Да, осталась. Нужно на жизнь чем-то зарабатывать. Фотография – мое хобби, я не коммерческий фотограф. А вообще, 2014 год был переломный для меня. Я был приглашен моделью к питерскому фотографу Татьяне Ширяевой (тоже снимает ню), и поделился собственными фотопотугами. В результате она взяла надо мной шефство творческое.

Для начала разнесла морально – это она называла «волшебными пинками», «волшебными подзатыльниками». Например, взглянув на мое очередное фото мужского тела, могла сказать: «И что ты снял? Станок для ебли? У него же есть какая-то профессия, какая-нибудь мысль в голове. Фото отдай модели. Или продай в дрочильню, дорого». «В этой фотографии ничего нет, она пустая, плохо поработал с моделью». «Ты что, не видишь, что модель позирует? Выбрасывай эти фотографии». «Нужно не голого человека фотографировать, а голую душу, тогда и тело не будет фотомясом».

В итоге я стал по-другому смотреть на свои фото, пытался создать настроение, атмосферу, поймать мысль в глазах или эмоцию и не снимать «фотомясо».

Технической части она меня не учила, учила работать с моделью, убедила, что фотография – это цветопись и световые рефлексы и пятна, цветовой рисунок, солнечные лучи, солнечные блики – это дорогие краски. Когда я пытался снимать фэшн фото как на обложках журналов, где у моделей залитая светом, гладкая кожа, она говорила: «Как можно снимать, когда нет света?» То есть свет должен передавать объем фигуры, а не скрывать морщины и мешки под глазами, как свет, бьющий в лоб модели. Теперь я тоже в этом убежден.

В одном мы с моей «училкой» Татьяной Ширяевой не могли сойтись. Она считает, что нельзя снять то, чего нет. Я же считаю, что человека можно сделать неузнаваемым, и пытаюсь это найти.

Кто твои модели?

Люди из окружения, коллеги, друзья и друзья друзей, или случайный человек, увиденный в Инстаграме. Иногда просто подхожу к людям на пляже, показываю свои работы в телефоне и предлагаю пройтись сделать фото. И люди соглашаются.

Какие у тебя требования? Кого выбираешь?

В идеале у модели должен быть какой-то дефект. Ноги кривые, оттопыренные уши, например. Совершенно немодельная внешность, немного харизмы и блеска в глазах. Мне нравится снимать простых людей, которые отнекиваются и не хотят позировать, а когда получается фото, то они не верят своим глазам, ведь себя они такими не видели. Оказывается, они гораздо интереснее, чем думали. Мне приятно так удивлять моделей. У них повышается самооценка.

При этом они с теми же морщинами на фото, просто я их пытаюсь показать другими, не как в зеркале. Мне дико нравится фотографировать закомплексованных, неуверенных в себе людей, иногда годами идут уговоры, но я терпелив и настойчив.

Ты мог бы взять на фотосессию модель не с некоторым изъяном вроде оттопыренных ушей или ног колесом, а просто некрасивого парня?

Да, я таким и предлагаю всегда, но они долго уговариваются, а на фото их «изъяны» теряются не знаю почему. Уши оттопыренные не так заметны. Кстати, ноги колесом – мой фетиш, но встречаются все реже – рахит хорошо лечат теперь.

Как уговариваешь, когда отнекиваются? Вот говорит тебе человек: «не пойду сниматься, я урод».  А ты что?

А я ему: «не ты решаешь, пошли!» Всегда работает.

Но вот публичных людей или актеров, артистов, наоборот, хочется снять проще. Сбить лоск и показать их обычными парнями. Поэтому меня радует, когда их не сразу узнают на моих фото и говорят: «А это случайно не N? Так похож на актера N».

Я всегда уделяю особое внимание кистям рук, они говорят иногда больше, чем глаза и лицо. Да и вообще, самое красивое у человека – это кисти и стопы. Чудеса пластической анатомии. Характер на фото не пытаюсь передать, бесполезно, каждый увидит свое.

Еще люблю в фотографиях прятать маленькие знаки, послания кому-то, определенному зрителю, например. Получается, что моя галерея – это моя биография, я прячу туда свои эмоции и переживания. Настроение на фото – это мое настроение на день съемки. Не могу врать и снять весело, если на душе не очень. И, наоборот, на фото прет ирония, если у меня веселые деньки были.

Фотограф всегда фотографирует себя, и мои модели тоже ведь мои автопортреты. Либо это мое настроение, либо я так хочу сам выглядеть. На фото я сам всегда, а не красивое тело, которое я хочу всем показать – смотрите, какое мясо. Нет, это мой эксгибиционизм, не их! Я не вуайерист, я эксгибиционист. Я не люблю подглядывать, я люблю показывать. Часто на съемке сам раздеваюсь, чтобы модель чувствовала себя комфортно.

Легко модели соглашаются на «ню»?

Когда как. Люди разные по раскованности, иногда не успеешь снять бленду с объектива, а модель уже обнажена и подмигивает, а иногда весь процесс фотосъемки – это медленный стриптиз. Конечно же, я всем говорю, что снимаю «ню» без flash, то есть без «засвета» причинных мест, но все-таки трусов быть не должно. Обещаю, что прикроем позой или чем-то на переднем плане. Но иногда тот же член – часть композиции, и мне это фото дорого. Есть такие – и публиковать их нельзя, оставляю на будущее. Когда-нибудь войдут в фотокнигу.

Думаю, нужно научиться так снимать, чтобы зритель не сразу понимал, что на модели нет одежды, тем более, что член в кадре. А увидел бы что-то другое в модели, не только его оболочку. Но и в одежде нужно снимать так, чтобы человек выглядел голым, и это не полупрозрачная одежда в облипку, а по посылу. Это сложно, и это – моя цель.

Хочу найти свой узнаваемый стиль, чтобы мои фотографии не возбуждали плотско, но при этом снимать ню откровенное. Если меня возбуждает фото, я его не публикую. Поэтому часто говорят, что модели мертвые у меня на фото. Красивые и мертвые, как чучело убитого зверя. А плотские отдаю моделям, пусть что хотят, то и делают с ними.

Ходят слухи, что я сплю со своими моделями, как всегда у фотографов стиля ню. Нет, я не сплю с моделями, но тех с кем я сплю, я тоже фотографирую.

Я променяю секс на фотографию, если меня поставят перед таким выбором. Переспать или сфотографировать Бреда Питта или Анджелину Джоли? Конечно, сфотографировать.

Но почему так отделяешь секс от красоты?

Секс ищу по запаху, а фото – работа для глаз. Я, наверное, сильно животное. Не знаю, видно ли это на фото. Тех, кто затмил мозг феромонами, не могу увидеть в объектив, получается полное говно. Есть люди, которых я по 10 раз снимал, они для меня прекрасны, а на фото никакие. И в итоге не публикую ни одну их фотографию. Пройдет время – конечно, пересмотрю архивы, но думаю, что они никакие и останутся.

На тебя обижаются те, чьи фотки не публикуешь?

Да, обижаются. Считают, что они либо некрасивые, либо я их стесняюсь.

Расскажи немного про автопортреты.

Я хочу, чтобы меня не узнавали на них. Пусть это будет просто фотография Евгения Коврова, а не как принято – в отражении в зеркале с фотоаппаратом. Хочется отделить себя от процесса, снимать как обычную модель. Автопортреты делаю, если под рукой нет модели, или модель не пришла на съемку.

Опубликованным работам ставят лайки. Они насколько совпадают с твоими более или менее любимыми фото? И вообще, как на тебя влияют?

Свои фото ненавижу с того момента как опубликовываю. В ту же секунду вижу все косяки. Лайки меня удивляют, редко совпадают с ожиданиями.

На многих фото присутствует зеркало. Это – часть антуража или философия?

Расхожий прием, когда хочется показать больше пространства. Я часто снимаю в очень узких питерских комнатах-пеналах шириной 180 см.

Мне нравится взгляд у модели in flagrante delicto: «в пылающем преступлении», пойманные с поличным, застигнутые во время полового акта, например. Для этого я иногда завожу скользкие разговоры.

В средние века выделяли 4 вида наготы, люблю их смешивать в разных пропорциях. Nuditas naturalis (лат.) – естественная нагота, как у Адама и Евы до грехопадения. Nuditas temporalis – временная нагота, в бане, например. Тут же nuditas occasionalis – вынужденная нагота, мне это близко: ну, раздели человека, и вот он голый на операционном столе или в наказание. Nuditas virtualis – «голая истина», добродетельная и праведная нагота, как у младенца. Или боги греческие. И – самая нелюбимая: nuditas criminalis – преступная нагота, порочность. То, что называется порнографией, на что мы смотрим, чтобы подрочить. Я в поисках идеальной комбинации.

Жень, что ты думаешь о фотографии сейчас – какую роль она играет в жизни людей?

Это лекарство. От тоски спасает.

У тебя прошла выставка недавно – можешь рассказать?

Это уже третья, она не персональная. В городе Кемерово. Еще две – там же. Сам я туда не ездил. Отзывы хорошие.

Ну, а когда будет персональная, в Питере? Ты к этому стремишься или не торопишь себя?

Если кто-то предложит, я же не могу хвастаться: смотрите, вот они мои фото. Да и работ не хватает хороших. По старым традициям, 10 лет стажа нужно. Я не тороплюсь, короче. Стыдно пока.

Голую жопу сейчас любой может сфотографировать на смартфон, и фото с камеры не отличить в Инете от фото с телефона теперь. Инструмент фотографа – Lightroom photoshop. Сидишь и как на холсте играешь цветами и тени светлее, темнее – это и есть фотограф. Но как можно отдать свое фото ретушеру? Только если это коммерческий проект, и фотография меняется, она уже на половину не твоя!

Я планирую перейти на пленку, фото с пленки живые, живые, живые. А 10 лет потому, что надо показать, как ты изменился за этот период. Что толку наснимать красиво за год и показать людям, это не интересно.

Ты с самого начала знаешь, чего хочешь от модели, или в процессе понимаешь, как все должно получиться?

Заранее план всегда в голове, но он никогда не выходит. Начинаю с наметок, иногда раскадровки делаю, потом вижу, что в этом месте и с этим светом надо делать по-другому. Иногда отойдешь чуть в сторону, угол сменишь и понимаешь, что ты полный идиот и не видишь вообще ничего, обезьяна с фотоаппаратом.

Моделям что-то надо объяснять, или это вредно?

Вредно, по мне. Лучший кадр получается, когда я говорю: «подожди, я поменяю настройки» и через мгновение щелкаю, когда они выдохнули, и мышцы лица расслабились.

Очень люблю фотографировать одних и тех же моделей годами, люди меняются, и на фото они тоже чаще другие выходят. Что-то ведь и у них, и у меня меняется от съемки к съемке. Фото – как записка сегодняшнего дня, как история.

Иногда говорю модели: все говно, ничего не получается, и у модели такой вид потом, как надо. А иногда с первого кадра говорю: красота неописуемая. Зависит от того, надо ли сбить спесь и позирование, или наоборот, раскрыть слегка.

А чаще робкие люди или нет?

Чаще робкие.

С фотоаппаратом я другой, дико серьезный, нервный и капризный. Могу шлепнуть по руке, если она не расслабленная висит. Не люблю напряженные руки. Видимо, лицо и руки как-то связаны. То и то одновременно расслабляется.

Бывает, с друзьями обзываюсь. «Ну, бля! Не изображай мачо, все равно сниму шлюхой, фото не обманешь», и появляется детское испуганное лицо.


Инстаграм-страничка Евгения Коврова находится здесь.

МВД решило напомнитьо себе, а заодно и о гомосексуализме

МВД решило напомнитьо себе, а заодно и о гомосексуализме

Сергей Смирнов (журналист, главный редактор «Медиазоны»): «А чего у нас там есть? Так-так. Чего у нас по отчетам? По работе, по всему. А давайте с какой-нибудь инициативой тоже выступим. Вот придумали идею напомнить о гомосексуализме. Пожалуйста. Напомнили громко. Обсуждается весь день. Прекрасно!».

Дмитрий Глуховский: «Они, во-первых, хорошо употребляют, и во-вторых, очень много смеются»

Дмитрий Глуховский: «Они, во-первых, хорошо употребляют, и во-вторых, очень много смеются»

Новости / Интервью 25.09.2017 / Автор: Радио «Свобода»

Предлагается воображаемая декорация, параллельный мир, просто никак с нашим миром не связанный, – фашисты, геи, засилье западных спецслужб, Россия поднимается с колен, какой-то совершенно воображаемый мир.

Стив Гранд рассказал, как алкоголь едва не разрушил его жизнь

Стив Гранд рассказал, как алкоголь едва не разрушил его жизнь

Американский композитор, певец и инструменталист Стив Гранд поведал в интервью журналу Attitude о том, почему и когда начал, а теперь бросил пить.

На что похожа жизнь арабо-еврейской гей-пары в Израиле

На что похожа жизнь арабо-еврейской гей-пары в Израиле

Новости / Интервью 20.08.2017 / Автор: Афиша Daily

Конфликт между арабами и израильтянами – одна из самых известных на планете историй про неспособность людей договориться и принять взгляды на жизнь другого. Портал «Афиша Daily» опубликовал монологи Имри и Мохаммеда – гей-пары, которой удалось пережить несколько волн дискриминации и наглядно доказать, что любовь может быть сильнее ненависти.

Как живут люди, которых «нет и не будет»: экскурсия по Светогорску

Как живут люди, которых «нет и не будет»: экскурсия по Светогорску

Новости 16.03.2017 / Автор: Евгения Волункова, takiedela.ru

Корреспонденты журнала «Такие дела» пробрались в «закрытый» пограничный Светогорск и провели там два дня, чтобы пообщаться с теми, кого там якобы «нет и не будет». Это произошло после абсурдного заявления мэра о том, что в его городе нет и не будет геев. Мы не смогли оставить тему и статью без внимания.

Парни Евгения Коврова

Social Networks

 



Пять коротких гей-фильмов, которые можно посмотреть прямо сейчас
Европейский опрос геев и бисексуалов EMIS-2017