TGUY.RU

На что похожа жизнь арабо-еврейской гей-пары в Израиле

Новости / Интервью 20.08.2017 / Автор: Афиша Daily

Конфликт между арабами и израильтянами – одна из самых известных на планете историй про неспособность людей договориться и принять взгляды на жизнь другого. Портал «Афиша Daily» опубликовал монологи Имри и Мохаммеда – гей-пары, которой удалось пережить несколько волн дискриминации и наглядно доказать, что любовь может быть сильнее ненависти.

Мохаммед-Имри

Мохаммеду Вари 28 лет, Имри Калманну – 31.

Имри:

«Если бы несколько лет назад мне кто-то сказал, что на звонке в мою квартиру появится имя Мохаммед, а на автоответчике — запись: «Вы позвонили Имри Калманну и Мохаммеду Вари», я бы не поверил. Имя Мохаммед — символ мусульманства. Имя пророка, за которого расстреляли редакцию Charlie Ebdo. Самое распространенное имя в арабском мире, да и в Израиле тоже — среди арабов. Но когда Мохаммед появился в моей жизни, стало понятно, что это серьезно. Мы проводили все свободное время вместе. Назначить встречу со мной значило увидеться и с Мохаммедом».

Когда Имри впервые озвучил имя своего нового бойфренда родным, реакция была настороженной, однако после личного знакомства с Мохаммедом их опасения развеялись. Имри представил Мохаммеда не только израильским родственникам, но и тем, кто живет в Голландии и Штатах: все единодушно заявили, что пара смотрится чудесно. А бабушка из Амстердама даже затребовала их совместную фотографию для своей коллекции портретов внуков и правнуков.

Коллеги Имри приняли его выбор не так легко: Имри Калманн – член израильской ЛГБТ-организации Aguda и партии Meretz. В Израиле арабо-еврейская пара вызывает особый интерес. Мнения избирателей расходятся: кто-то относится к такому союзу позитивно, видя в нем символ мира, единения и перемен, а кто-то видит в нем предательство.

«Мысли о публичности и ее влиянии на нашу личную жизнь меня беспокоят», - признается Имри. – «Как, например, мы будем воспринимать поток разнозаряженных мнений, и насколько они побеспокоят наш семейный быт? Пока что справляемся. На данном этапе разница культур нас только обогащает».

Мохаммед-Имри

Различия в обычаях и взглядах на жизнь вполне ощутимы, но пара старается находить компромиссы.

«Несколько дней назад мы сыграли свадьбу. Я хотел надеть на церемонию ермолку, но Мохаммеду идея не понравилась. Поэтому я положил ее в карман — было достаточно, что она при мне. Как-то я захотел повесить мезузу (свиток пергамента из кожи кошерного животного с литургическим текстом Шма) при входе в нашу квартиру, но Мохаммеду этот обряд чужд. В итоге мы вставили внутрь свитка нашу совместную фотографию — и мезуза превратилась из религиозного обряда в символ нашей любви», - рассказывает Имри.

К арабо-израильскому конфликту и его реалиям парни тоже относятся по-разному. К примеру, пограничная полиция Израиля – Магав – символ защиты и безопасности для Имри, а вот у Мохаммеда сама форма бойцов Магав вызывает болезненные ассоциации.

Имри говорит и думает на иврите и голландском, однако намерен выучить арабский – он хочет понимать язык, на котором его любимый человек общается с семьей и друзьями. «В ближайшем будущем у нас появятся дети, и они будут билингвы — мне важно их понимать», - говорит он.

По словам Имри, в Израиле арабы – дискриминированная группа, а ситуация с мусульманами-геями особенно щепетильна. В Тель-Авиве около двадцати гей-баров, и лишь один из них – арабский. Из 25 израильских ЛГБТ-организаций арабами создана только одна. Однако изменения к лучшему все-таки есть. К примеру, недавно Мохаммед стал первым арабом, который был избран в совет руководителей израильской ЛГБТ-организации Aguda. «В обществе определенно существует тенденция на сближение, - уверен Имри Калманн, - «Мы — яркий тому пример».

Aguda-Board-2017

Cовет руководителей Aguda

Мохаммед:

«Я вырос в Иерусалиме: ходил в арабские школу и детский сад. Все члены моей семьи — граждане Израиля. Это редкая привилегия: у большинства только вид на жительство без права участия в парламентских выборах. В повседневной жизни арабы и евреи взаимодействуют редко».

В 15 лет Мохаммед стал одним из участников программы MEET (израильская организация The Middle East Entrepreneurs of Tomorrow – «Ближневосточные предприниматели будущего»), в рамках которой проводились совместные занятия для арабских и еврейских студентов на тему бизнеса и технологий. Впервые в жизни Мохаммеда его соседями по парте стали евреи.

«Обычные одноклассники, с которыми ходишь на ланч, болтаешь и обсуждаешь программирование», - делится Мохаммед. – «Это был потрясающий опыт: стереотипы и ненависть возникают вместе с местоимением «они», которое идет рука об руку с «другие». На личном уровне появляется «ты», через которое проще увидеть индивидуальность и найти точки соприкосновения».

В 2010 году Мохаммед переехал из Иерусалима в Тель-Авив, и это сильно переменило его жизнь: теперь большая часть его друзей и коллег – евреи, и говорит он в основном на иврите.

И все же Мохаммед постоянно сталкивается с дискриминацией арабов в израильском обществе. К примеру, однажды он решил поработать официантом, чтобы отдохнуть от программирования, однако работу найти не смог: желание работодателей принять его рассеивалось, стоило Мохаммеду назвать свое арабское имя. Каждый раз, когда он покидает пределы страны, в аэропорту его ждет строжайший досмотр и допрос с пристрастием от пограничников. Однако он предпочитает не жаловаться, а учиться, работать и выстраивать свою жизнь так, чтобы чувствовать себя в израильском обществе благополучно.

Мохаммед-Имри

В арабском окружении Мохаммеда открытых геев не было, информация о гомосексуальности тоже отсутствовала. Поэтому парень долгое время был уверен, что он – единственный в мире мусульманин-гей, и лишь потом осознал, что среди арабов геев не меньше, чем в других народах, но людям страшно в этом признаться.

Переехав в Тель-Авив, Мохаммед начал общаться с ЛГБТ-тусовкой, ходить в гей-клубы, участвовать в парадах. Имри он увидел на ЛГБТ-параде в 2015 году – тот танцевал на грузовике. Благодаря общему знакомому Мохаммед нашел Имри в фейсбуке, и они начали общаться.

Камин-аут перед родителями Мохаммед совершил полгода назад – и они проявили куда меньше понимания, чем семейство Имри.

«Мама сказала, что ее не интересует религия моего партнера, а вот пол — очень, - рассказывает Мохаммед. – «Отец со мной больше не разговаривает, с мамой я изредка созваниваюсь. Они видели фотографии Имри, и я стараюсь рассказывать маме про наши отношения; встречаться с ним они пока не готовы. Из всех моих родственников на нашей свадьбе присутствовал только брат. Он выполняет роль посредника между мной и семьей. Надежды я не теряю: однажды они увидят, как я счастлив, у нас с Имри появятся дети — и тогда, я надеюсь, они нас примут».

Полный текст публикации смотрите Афиша Daily

Russian men by Evgeny Kovrov

Russian men by Evgeny Kovrov

Новости / Интервью 16.08.2018 / Автор: Татьяна Милеева

Несколько месяцев назад TGUY.RU опубликовал подборку волшебных карточек питерского фотографа Евгения Коврова. И вот прорыв – этим летом в Германии в издательстве Hagen von Kornbach у Жени вышел в свет дебютный фотоальбом Russian Men.

Антон Красовский: «Вы там сами. Без меня»

Антон Красовский: «Вы там сами. Без меня»

Кандидат в мэры Москвы Антон Красовский ответил на приглашение Гудкова посетить конгресс независимых мундепов.

Антон Красовский – Здесь нет никакой надежды

Антон Красовский – Здесь нет никакой надежды

Чеченцам не запрещают рассказывать детям, что они чеченцы. Инвалидам не запрещают рассказывать людям, что они инвалиды. Женщинам не запрещают рассказывать детям, что они женщины. Но людям, которых здесь называют людьми с нетрадиционной сексуальной ориентацией, это запрещают. В этом смысле это закон нацистский.

Футболист Роман Нойштедтер: «Если мужчина любит другого мужчину — это их личное дело»

Футболист Роман Нойштедтер: «Если мужчина любит другого мужчину — это их личное дело»

Игрок «Фенербахче» и сборной России Роман Нойштедтер дал интервью программе Стэна Коллимора на канале Russia Today. Роман рассказал о своем отношении к геям.

Бывший преподаватель семинарии Артем Вечелковский: Я гей, но Бога не интересует, с кем я сплю

Бывший преподаватель семинарии Артем Вечелковский: Я гей, но Бога не интересует, с кем я сплю

Новости / Интервью 03.02.2018 / Автор: snob.ru

В 2015 году самарский священник Артем Вечелковский совершил вынужденный камин-аут, покинул Россию и теперь живет в Лондоне. В беседе с корреспондентом «Сноба» он рассказал о том, каково это – стать беженцем, о гей-сообществе РПЦ и о том, возможно ли принятие церковью идеи гей-браков.

Maxdonna by Vincent Flouret

Social Networks

 

 

@tguyru
Kevin D. Hoover
Фотоальбом «Вот и Я!»