TGUY.RU

Ренат Давлетгильдеев – Всё получится!

Родился Ренат в Алма-Ате, затем еще ребёнком переехал в маленький город Архангельской области. На первом этаже его дома находилась редакция городской газеты, а сам Ренат жил на третьем. Таким образом, судьба нашего героя была предопределена. Уже будучи школьником он начал писать статьи туда. «Масштабные, очень литературные драмы про людей с интересными судьбами». Далее победа во всероссийском конкурсе «Стань журналистом» и переезд в Москву. Ренат поступил на факультет политологии Высшей школы экономики, отделение «Деловой и политической журналистики». Начал работать журналистом уже на втором курсе. Получил диплом политолога. Преподаватели были практикующие журналисты, известные и влиятельные. Они и сформировали Рената как журналиста. Устроился корреспондентом на City FM, шел 2004 год. Затем были телеканалы РБК, «Эксперт» и наконец «Дождь», где Ренат трудится по сей день.

За что ты здесь на «Дожде» отвечаешь?

Я заместитель главного редактора, отвечаю за информационное вечернее вещание. Четыре года назад, когда мы запускали канал, у нас был только один сегмент – вечерних новостей, с самого начала я за него отвечаю. И по сей день так.

Расскажи, как устроена вся кухня на «Дожде»? Как происходит формирование новостей?

Мы приходим на работу, садимся, читаем ленту новостей, что-то по своим каналам узнаём и обсуждаем, какие новости нам кажутся интересными. Такие совещания происходят каждый день. В час дня. Придумываем повороты, кого из гостей позвать, что снять, куда съездить. Если что-то происходит в мире, мы решаем, стоит ли туда съездить, работать с этим или не работать. По разному можно освещать события: можно позвать героев в студию, поехать и включиться в прямой эфир с места события, можно сделать аналитический сюжет.

Мы доверяем своим ощущениям: «Вот эта наша новость, а эта не наша». Что будем давать, что будем игнорировать. Ну вот например, в Бутово мама выбросила на помойку своего ребенка, а потом позвонила в полицию, и сказала, что он пропал – эту новость я видел на канале ТВЦ. Одной из первых. Это для них новость.

А что для вас новость?

Что нас самим кажется важным – то и новость. Здесь очень простой субъективный нечестный принцип отбора.

И ты еще как ведущий в кадре появляешься.

Как ведущий я веду иногда дневную линейку, с 12 до 17. Для вечерней линейки более «солидные» люди нужны. Я все-таки юный для «вечера», а для «дня» как раз самое то. Мне говорят, что у меня не идеальная дикция. Но я вообще считаю, что у ведущего не должна быть идеальная дикция и поставленный голос «от советского Информбюро». Тогда зритель сразу понимает, что с ним говорит не кукла, не робот, а живой человек, который может запнуться, может сделать вздох.

Кто у вас работает редакторами?

У нас средний возраст ребят 25 - 35 лет. И нашу аудиторию мы представляем себе примерно такой же, может быть чуть старше. Идеальная аудитория для любого телевизионного менеджера – мужчины 35 - 45 лет. Но все телеизмерения показывают, что они меньше всего смотрят телевизор.

Как ты попал на «Дождь»?

Леонид Бершидский тогда набирал первую команду «Дождя». Он написал в ЖЖ, что набирает команду, я ему написал, что хочу. Я тогда работал на телеканале «Эксперт», уволился, на следующий день, пришел сюда. Тогда здесь было всё совсем по-другому. Нас здесь было 30 человек, все друг друга знали. Эфира тогда не было почти. Мы делали по два часа в день. Официально это называлось тестовое вещание. Сейчас нас 300 человек, огромная компания, эфир 24 часа.

Скажи пожалуйста, а ФСБ-шники оказывают на вас давление или влияние какое-то?

Ты знаешь, нет. Были случаи с проверками, с предупреждениями. Но прямого давления со стороны власти на нас нет. Они не могут давить, потому что понимают все риски. Давление экономическое идёт. У нас создана такая схема, со стороны кажется, что в стране независимые медиа, много телеканалов и СМИ. Но с другой стороны экономически всё собрано в одних руках, в руках людей, которые являются государственными идеологами. И таких телевизионных СМИ, как «Дождь» фактически нет. Если в интернете независимые СМИ еще есть, то пускать альтернативную точку зрения в телевизор у нас власть боится, у неё до сих пор осталось ощущение, что телевизор – главное средство пропаганды. Частное телевидение у нас осталось только в формате развлечения, а в формате информирования нет.

В чем ты видишь миссию вашего телеканала?

Мы обществу прочищаем мозги, освобождаем от шаблонов. Конечно, та аудитория, на которую мы работаем – это люди думающие. Но чуть-чуть получается расшевелить и остальных. Главная проблема нашего общества – это страшная пассивность, безынициативность. Это вечное «Меня это не касается! Я не хочу об этом думать! У меня и так всё в жизни в порядке!». А нам хочется, чтобы людям не было всё равно.

Вот вы на баррикады зовете, и дальше что? Я сходил пару раз на Болотную и Сахарова. Выход в чем?

Да мы же не про Болотную. Болотная – это часть процесса. У большинства населения психология толпы, нет понятия «Я имею право жить так, как я хочу! Я имею право голоса!». Личность человека – главное. Право человека решать. Человек, гражданин и личность являются заказчиками власти, а не рабом власти. И это я, как гражданин, формирую задачи для власти, а не наоборот.

Это можно переломить в 50 - 60 лет? Есть такой среднестатистический россиянин предпенсионного возраста. Его сознание из рабского можно изменить?

Можно конечно. Это рабское сознание создано искусственно, и его можно и нужно переломить. Даже в 50 и 60 лет. Но есть вопрос в генетическом коде. Чтобы сознание людей было свободным генетически, должно пройти несколько десятилетий.

Как Моисей водил по пустыне свой народ, чтобы выросло поколение с чистыми мозгами?

Да, тоже самое. Сейчас, к сожалению, мы видим поколение, которое вырастает при Владимире Путине. Это уже не «чистые» мозги. Но есть интернет, есть книжки. Мы, наконец, есть. Можно пойти в книжный магазин, купить и прочитать книгу Ханны Арендт «Истоки тоталитаризма», чтобы никогда не позволить себе засорять мозги.

А ты не ощущаешь, что вы – Донкихоты, борющиеся с мельницами?

Может ощущаю немного. Иногда кажется, что это ветряные мельницы, а иногда кажется, что это такая миссия важная. И иногда ко мне подходят на улице и говорят спасибо.

Часто узнают на улице?

В провинции чаще. Провинция мощнее и думающее, чем Москва. Там не так всё хорошо, как в Москве. Здесь деньги сделали из людей амёб. Они зарабатывают-зарабатывают-зарабатывают, тратят-тратят-тратят и всё! Управлять такой массой очень удобно. У людей всё есть, они всем довольны. Человек вообще не думает. А в провинции меньше вот этого «жира».

То есть голод способствует прочищению мозгов?

Думаю да. Голод способствует критическому взгляду на окружающую действительность. В Москве потреблением заменили мысль.

Ты так говоришь, потому что ты приезжаешь туда на два дня. А если ты поживешь там побольше, твоё мнение изменится.

Я понимаю. Я же сам оттуда сбежал. Я же не захотел там жить. Потому, что реализовать себя можно только в Москве. У нас политика построена так, что всё завязано на Москву: все финансовые потоки, вся власть и так далее…

Почему во власти так геев боятся?

Они выбрали такую кость, которую бросили толпе. У нас же очень традиционалистское общество. Особенно, когда гос. пропаганда работает на формирование смешных стереотипных клише вокруг гей-сообщества. Всё становится как в эпоху инквизиции. Вся агрессия, вся ненависть выливается на эту социальную группу, и других проблем стране нет. Всё! Агрессия уже не выливается на власть, на экономический кризис. Был момент, когда эпицентром этой агрессии был религиозный аспект. Православие в опасности и т. д. Но потом одумались и поменяли вектор. Так что не думаю, что боятся. Просто акценты такие выбраны.

Мы можем этому как-то противостоять?

Можем. Ломать стереотипы, которые нам стараются приписать.

Но как? Мы ж не ходим по соседям, не рассказываем как здорово ебаться в жопу. Но мы и до этого так не делали! Как ломать стереотипы? Вот что делать среднестатистическому бухгалтеру?

Если бы была волна камин-аутов простых людей, то это бы помогло. Смелости набираться и жить.

Ну простые люди, они не смелые. Они потому и «простые люди».

Но ты же понимаешь, что мои камин-ауты никому не нужны. Когда либеральный журналист говорит, что он гей, это не так работает, как если об этом говорит работник мэрии. Вот это мощно! Побольше бы таких камин-аутов! Если бы политики федерального уровня начали говорить, что они геи, вот это было бы круто! Артисты и телеведущие, которых мы знаем…

Так я ж тебе говорю, политики или артисты, это смелые люди. А бухгалтер он и есть бухгалтер.

А нужны простые люди. Которые без перьев в жопе. Вот тогда все люди поймут, что вот они геи – простые люди, брюнеты и блондины. Бухгалтер откроется в семье, маме, на работе. Он перестанет скрывать, делать вид, что ему нравятся женщины, заводить какие-то имиджевые романы. Когда не будет дрожать у него голос, при словах «Я гей». Когда в ответ на «Когда женишься?» он смело скажет «Никогда, потому что я гей». И это должно быть также просто, как сказать «Я не ем рыбу».

Наступит ли это время прекрасное? Это также мечтать, что 50 и 60-летние люди перед пенсией радикально поменяют своё сознание…

Валерия Новодворская сказала: «У этой страны появится будущее, когда умрет последний человек, который видел Советский Союз». Я видел Советский Союз, но у меня другое сознание.

Нас мало пока таких… Вот ты говорил, что молодое поколение растет тоже зомбированным.

Но среди них есть и с незамутненным взглядом. Я принимаю экзамены в университете у тех, кто идет в журналисты после школы, в 16-17 лет. Есть совсем пустые, а есть и умные ребята, читающие, думающие. Нет, у меня нет разочарования в следующем поколении. С такими ребятами есть шанс у нашей страны.

Так. У тебя есть бойфренд?

Нет.

Почему? Почему красивые, успешные без бойфрендов? Меня всегда это поражает.

Ну они были. В этот момент нет, сейчас. Будет. Влюбляюсь не в тех. Я верю в любовь. Я вообще старомодный, романтичный. Не за свободные отношения, в плане секса.

Ты быстро влюбляешься?

Бывает да, за минуту. Только в том случае, если я уже не нахожусь в состоянии влюбленности.

Хватает времени на личную жизнь?

Может потому и нет её, что времени не хватает. Но с другой стороны, если я встречу того, с кем захочу проводить больше времени, я найду способы это делать.

Пожелай что-нибудь нашим читателям.

Я верю, что у нас всё получится, мы же сильные. Всё, что происходит вокруг ­– всё не важно. Всё это сиюминутная ерунда глупых политиков. Мы сейчас делаем реальную революцию в сознании. Через 10 лет о нашем периоде будут писать книги и снимать фильмы. Кажется, что пиздец и крах, но это не так. Чем больнее будут делать нам, тем больше шансов, что у нас всё получится! Давление в этом смысле полезно. И люди, которые на нас давят, через 10 лет будут пожимать нам руки.

Russian men by Evgeny Kovrov

Russian men by Evgeny Kovrov

Новости / Интервью 16.08.2018 / Автор: Татьяна Милеева

Несколько месяцев назад TGUY.RU опубликовал подборку волшебных карточек питерского фотографа Евгения Коврова. И вот прорыв – этим летом в Германии в издательстве Hagen von Kornbach у Жени вышел в свет дебютный фотоальбом Russian Men.

Антон Красовский: «Вы там сами. Без меня»

Антон Красовский: «Вы там сами. Без меня»

Кандидат в мэры Москвы Антон Красовский ответил на приглашение Гудкова посетить конгресс независимых мундепов.

Антон Красовский – Здесь нет никакой надежды

Антон Красовский – Здесь нет никакой надежды

Чеченцам не запрещают рассказывать детям, что они чеченцы. Инвалидам не запрещают рассказывать людям, что они инвалиды. Женщинам не запрещают рассказывать детям, что они женщины. Но людям, которых здесь называют людьми с нетрадиционной сексуальной ориентацией, это запрещают. В этом смысле это закон нацистский.

Футболист Роман Нойштедтер: «Если мужчина любит другого мужчину — это их личное дело»

Футболист Роман Нойштедтер: «Если мужчина любит другого мужчину — это их личное дело»

Игрок «Фенербахче» и сборной России Роман Нойштедтер дал интервью программе Стэна Коллимора на канале Russia Today. Роман рассказал о своем отношении к геям.

Бывший преподаватель семинарии Артем Вечелковский: Я гей, но Бога не интересует, с кем я сплю

Бывший преподаватель семинарии Артем Вечелковский: Я гей, но Бога не интересует, с кем я сплю

Новости / Интервью 03.02.2018 / Автор: snob.ru

В 2015 году самарский священник Артем Вечелковский совершил вынужденный камин-аут, покинул Россию и теперь живет в Лондоне. В беседе с корреспондентом «Сноба» он рассказал о том, каково это – стать беженцем, о гей-сообществе РПЦ и о том, возможно ли принятие церковью идеи гей-браков.

Maxdonna by Vincent Flouret

Social Networks

 

 

@tguyru
Kevin D. Hoover
Фотоальбом «Вот и Я!»