TGUY.RU

Милонна: сольное выступление продолжается

Когда он стал инициатором принятого в северной столице закона о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних, многие его поддержали. Но затем, опьянённый собственным успехом у, как ему показалось, крайне гомофобного российского общества, Милонов стал "развивать тему", и фактически дискредитировал себя в глазах большинства рядовых граждан.

На состоявшийся в августе в Питере концерт Мадонны народный избранник отправил своих представителей блюсти нравственность. В начавшейся истерии по поводу радуги на пачках "Весёлого молочника" депутат также успел поучаствовать.

Помимо этого, Милонов внёс ещё несколько законопроектов, уже не связанных напрямую с темой гомосексуальности, но поразившей общественность полной некомпетентностью. Он предложил проверять учителей Петербурга на предмет наличия у них наклонностей к педофилии, чем вызвал на себя солидарный гнев педагогической общественности России. Затем он стал инициатором так называемого закона о правах эмбрионов, наделявшего человеческие зародыши всеми правами гражданина с 21 недели беременности.

В итоге, сами депутаты Заксобрания Петербурга начали прямым текстом указывать Милонову на то, что его инициативность напоминает цирк и позорит парламент города на Неве перед всем миром

В последние дни депутат "возбудился" от появившейся В контакте видеозаписи, на которой группа учеников, по всей видимости, в актовом зале какой-то из школ Петербурга исполняет песню "Sexual Revolution" группы "Army of lovers" на фоне радужного флага.

Парламентарий отправил обращение в Прокуратуру города с требованием проверить, в какой школе допустили нарушение закона о "запрете пропаганде гомосексуализма".

Также Милонов заявил, что петь о сексуальной революции в школе недопустимо. В стенах учебного заведения надо читать Лермонтова или ставить Оскара Уайльда (про последнего - он явно не подумал, что сказал!) "Когда я учился, подобное могло вообще в КГБ закончиться", - отметил депутат.

О реакции Прокуратуры северной столицы СМИ пока ничего не сообщают.

Крепкие мускулы, шелка и бабочки

Крепкие мускулы, шелка и бабочки

Новости 25.09.2017 / Автор: Fernando Bracho Bracho

На что это похоже – почувствовать, как мягкие, тонкие лапки десятков бабочек касаются твоей спины? Испытать легкое чувство возбуждения от прикосновения шелковой ткани к обнаженному телу? Ощутить жаркое биение пульса в драке? Работы венесуэльского фотохудожника Фернандо Брачо Брачо погружают зрителя в бесконечный мир чувств и ощущений.

Дмитрий Глуховский: «Они, во-первых, хорошо употребляют, и во-вторых, очень много смеются»

Дмитрий Глуховский: «Они, во-первых, хорошо употребляют, и во-вторых, очень много смеются»

Новости / Интервью 25.09.2017 / Автор: Радио «Свобода»

Предлагается воображаемая декорация, параллельный мир, просто никак с нашим миром не связанный, – фашисты, геи, засилье западных спецслужб, Россия поднимается с колен, какой-то совершенно воображаемый мир.

В Австралии обезвредили гомофобную рекламу при помощи юмора

В Австралии обезвредили гомофобную рекламу при помощи юмора

На континенте «антиподов» не утихают споры между сторонниками и противниками легализации гей-браков. В адрес обеих сторон летит немало резких слов, однако находятся и те, кто способен разрядить ситуацию.

Австралийский актер Лиам Хемсворт выступил в поддержку однополых браков

Австралийский актер Лиам Хемсворт выступил в поддержку однополых браков

27-летний Лиам Хемсворт (Liam Hemsworth), наиболее известный зрителю по ролям Джоша Тейлора в сериале «Соседи» и Гейла Хоторна в «Голодных играх», считает, что возможность вступить в брак с тем, кого любишь – одно из прав человека.

Самарскую ЛГБТ-активистку судят за репосты иностранных статей

Самарскую ЛГБТ-активистку судят за репосты иностранных статей

27-летняя Евдокия Романова размещала в соцсетях ссылки на материалы про ЛГБТ из The Guardian и BuzzFeed. Девушку обвинили по статье за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних с применением сети интернет».

Магазин

Fernando Bracho Bracho

Social Networks

 



Пол Фримен: «Охломоны за работой»